Решение еспч незаконное увольнение причинение вреда здоровью

Today

Weather Now

Site Search

ЕСПЧ счел неправомерным увольнение работника за критику руководства

Deutsche Welle

APP — Article Actions

ЕСПЧ удовлетворил жалобу сотрудницы дома престарелых в Берлине, уволенной за критику руководства. Согласно принятому решению, государство обязано выплатить истице компенсацию в размере 15 000 евро.

Увольнение сотрудников, критикующих руководство за недостатки на рабочих местах, впредь будет затруднено. Как сообщает в четверг, 21 июля, агентство DAPD, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал незаконным увольнение сотрудницы одного из берлинских домов престарелых за то, что она обратила внимание на имеющиеся недостатки, но была уволена по обвинению в клевете. Бригитте Хайниш (Brigitte Heinisch) работала в доме престарелых, принадлежащем концерну Vivantes, основным собственником которого является имеющий статус федеральной земли Берлин. Она была уволена в 2005 году за то, что подала иск против руководства по обвинению в мошенничестве.

Истица, в частности, ссылалась на то, что пациенты из-за нехватки персонала не получали в достаточной мере услуги, соответствующие уровню оплаты. Хайниш и ее коллеги в период с января 2003 до октября 2004 года неоднократно обращали внимание руководства на то, что сотрудники дома престарелых перегружены и не могут в полном объеме выполнять свои обязанности. Кроме того, предоставляемые услуги не оформлялись должным образом. После того, как письменное обращение адвоката Бригитте Хайниш были отклонены руководством, она обратилась с иском в суд. Однако начатое расследование в отношении концерна Vivantes вскоре было прекращено.

В демократическом государстве должен преобладать общественный интерес

По мнению истицы, ее увольнение, а также отказ немецких судебных инстанций, в том числе суда по трудовым спорам и Конституционного суда, восстановить ее на работе, являются нарушением Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Страсбургский суд удовлетворил иск, сославшись на то, что в данном случае имело место нарушение права на свободное выражение мнения.

В решении ЕСПЧ признается, что обвинения истицы, вне всякого сомнения, причинили ущерб репутации концерна Vivantes, в том числе как делового партнера. Однако в демократическом обществе преобладает общественный интерес к получению информации о недостатках в одном из государственных учреждений, отмечается в решении. Суд обязал государство выплатить истице в качестве компенсации 10 тысяч евро и еще 5 тысяч за судебные издержки.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

По мнению юрисконсульта фракции Левой партии в бундестаге Вольфганга Несковича (Wolfgang Neskovic), принятое в Страсбурге решение «укрепит позиции тех, кто до сих пор опасался репрессий со стороны работодателей и предпочитал не говорить об имеющихся недостатках». Пришло время и немецким законодателям — прежде всего в сфере трудового права — принять меры, направленные на защиту людей, проявляющих мужество, занимающих принципиальную гражданскую позицию и обличающих недостатки. Речь идет о случаях, когда работники, обращающие внимание на упущения, рискуют быть уволенными за «вынос сора из избы». К сожалению, немецкие суды постоянно признают правомочными увольнения под таким предлогом, отметил юрисконсульт.

Решение ЕСПЧ не окажет прямого воздействия на увольнение, отмечает агентство dpa. В случае, если Германия его опротестует, дело будет передано на рассмотрение в Большую палату страсбургского суда.

Источник: http://rus.delfi.lv/biznes/economy/espch-schel-nepravomernym-uvolnenie-rabotnika-za-kritiku-rukovodstva.d?id=39709491&all=true

Нарушения, допускаемые судами общей юрисдикции, через призму практики ЕСПЧ

В данном блоге попытался рассмотреть практику Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) , применимую к случаям нарушения судами общей юрисдикции Российской Федерации при рассмотрении гражданских дел положений ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее- Конвенция). Естественно, что приведена не вся имеющаяся практика ЕСПЧ относительно нарушений ст. 6, а лишь её немногая часть, так как нарушений данной нормы множество, в том числе и со стороны РФ. Практику постарался привести постадийно, начиная с момента обращения в суд за защитой своих законных прав и интересов, и заканчивая, собственно, самим вынесением решения. Стадию исполнения судебного решения, а также апелляционное, кассационное и надзорное производства не рассматривал. Приводятся постановления, вынесенные как в отношении РФ, так и в отношении иных государств, ратифицировавших Конвенцию.

Для начала, приведу в сокращённом виде, применительно лишь к гражданскому процессу, текст статьи 6 Конвенции (Право на справедливое судебное разбирательство): «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях. имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Обращаю внимание, что ст. 6 предусмотрены нарушения и в части уголовного судопроизводства, которые, исходя из направленности данного блога, интереса не представляют.

Имеет место некоторая сложность, связанная с тем, что текст вышеприведённой статьи не приводит всех возможных случаев нарушений права на справедливое судебное разбирательство, так как это не представляется возможным, особенно с учётом того, что по своей сути Конвенция является неким наднациональным актом. Поэтому необходимо руководствоваться правоприменительной практикой ЕСПЧ, из которой следует, какие именно действия РФ в лице судов общей юрисдикции являются нарушением названного права, а какие — нет.

Из практики ЕСПЧ можно также сделать вывод о том, что положения параграфа 1 ст. 6 следует понимать расширительно, а не ограничительно. Например, из Постановления ЕСПЧ по делу «Делькур против Бельгии» от 17.01.1970 года (жалоба N 2689/65) вытекает следующее: «В демократическом обществе в свете понимания Конвенции, право на справедливое отправление правосудия занимает столь значительное место, что ограничительное толкование ст. 6 п. 1 не соответствовало бы цели и назначению данного положения».

Для упрощения и сокращения текста блога рассмотрю нарушения лишь относительно искового производства, так как на мой взгляд, именно оно является основным, в том числе, и применительно к допускаемым нарушениям. Привожу практику лишь по наиболее распространённым и значимым, по моему мнению, нарушениям.

1. Предъявление иска

а) Отказ в принятии, невозможность возбуждения дела

Право на предъявление иска и возбуждение дела вытекают из права на доступ к правосудию. Правоприменительная практика ЕСПЧ исходит из того, что каждый имеет право предъявить в суд любое требование, относящееся к его гражданским правам и обязанностям. Так, например, в Постановлении ЕСПЧ по делу «Черничкин против Российской Федерации» от 16.09.2010 года (жалоба № 39874/03) указано следующее: «Московские суды отклонили жалобу заявителя на том основании, что законодательной властью еще не определена подсудность подобных исков. Такое ограничение права на судебное разбирательство исключило любую возможность рассмотрения иска заявителя и, соответственно, ущемило его право на доступ к правосудию. Власти РФ не представили никаких объяснений продолжающемуся непринятию законодательства, регулирующего порядок рассмотрения таких исков. Соответственно, ЕСПЧ находит, что заявителю было отказано в праве на доступ к правосудию и что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в этом отношении».

Читайте так же:  Работа опера в полиции отзывы

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Эйри против Ирландии» от 09.10.1979 года (Жалоба № 6289/73) Суд пришёл к выводу: «..недоступная стоимость процесса препятствовала обращению в Высокий Суд за решением о раздельном проживании супругов, что является нарушением п.1 ст.6. С этим утверждением единогласно согласилась Комиссия. » ; «Заявитель не смогла найти адвоката, который захотел бы представлять ее в суде. Комиссия сделала вывод, что причина этого — невозможность оплатить расходы, с этим связанные. Учитывая все обстоятельства дела, Суд находит что г-жа Эйри не имела реального права доступа в Высокий Суд для решения вопроса о раздельном проживании супругов. Соответственно, имело место нарушение ст. 6 п. 1».

Данное Постановление отнёс к этой стадии, так как, несмотря на то, что формально возможность обращения есть, но она изначально не обеспечивает возможности защиты права заявителя. Более того, таковое обращение без услуг специалиста обречено на отказ в заявленных требованиях.

б) Оставление без движения и дальнейшее возвращение заявления

2. Судебное разбирательство

а) Право на участие в судебном заседании

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Яковлев против Российской Федерации» от 15.03.2005 года (жалоба N 72701/01) Суд указал: «. право на публичное рассмотрение дела будет лишено смысла, если сторона, участвующая в деле, не извещается о судебном заседании с таким расчетом, чтобы она имела возможность явиться в суд в том случае, если лицо решит воспользоваться своим правом, предусмотренным национальным законодательством».

Каждый имеет право на участие в судебном заседании. Причём иногда таковое право может иметь место и в случаях, когда обязанность суда осуществлять вызов участников прямо не закреплена положениями национального законодательства, но вытекает из них, и участники настаивают на своём присутствии в судебном заседании.

б) Право на разбирательство в разумный срок

Постановление ЕСПЧ по делу «Левшины против Российской Федерации» от 09.11.2004 года (жалоба N 63527/00) указывает на следующее: «. обоснованность длительности судебного разбирательства должна быть оценена в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложность дела, действия заявителя и соответствующих органов власти и важность рассматриваемого вопроса для заявителя. »; «именно Высокие Договаривающиеся Стороны должны организовывать свои правовые системы таким образом, чтобы суды могли гарантировать каждому право на вынесение окончательного решения в разумный срок при определении гражданских прав и обязанностей лица».

в) Право на равенство сторон

Это, пожалуй, одно из наиболее часто подвергающихся нарушениям, прав. Полагаю, что в большей степени это вызвано значительным количеством составляющих данного права. Сюда можно отнести равную возможность представлять доказательства по делу, пользоваться одинаковыми процессуальными правами и т.д. и т.п.

Так, в Постановлении ЕСПЧ по делу «Домбо Бехеер Б.В. против Нидерландов» от 27.10.1993 года (жалоба N 14448/88) указано следующее: «. понятие справедливого разбирательства, сформировавшееся в юриспруденции Суда, включает требование процессуального равенства прав сторон в смысле справедливого равновесия между сторонами как в отношении гражданских, так и уголовных дел. Суд разъяснил, что принцип процессуального равенства сторон подразумевает в случае спора, затрагивающего частные интересы, что каждая сторона должна располагать разумной возможностью представить свое дело, включая доказательства, в условиях, которые не ставят эту сторону в существенно более неблагоприятное положение по отношению к противоположной стороне».

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Ван де Хурк против Нидерландов» от 19.04.1994 года Суд отметил: «. суд обязан провести надлежащим образом рассмотрение аргументов и доказательств, представленных сторонами, и дать им надлежащую оценку. ».

г) Право на независимый и беспристрастный суд

Довольно интересным, и в некоторой мере типичным для РФ представляется Постановление ЕСПЧ по делу «Батурлова против Российской Федерации» от 19.04.2011 года (жалоба N 33188/08): «Европейский Суд учитывает, что судейская независимость также требует, чтобы отдельные судьи были свободны от ненадлежащего влияния не только со стороны несудебных органов, но и в рамках судебной системы. Эта внутренняя судейская независимость требует, чтобы они были свободны от указаний и давления со стороны других судей и вышестоящих судебных органов»; «Обстоятельства дела указывают на тот факт, что суд первой инстанции после того, как он был подвергнут критике со стороны вышестоящего судебного органа, последовал письменным указаниям последнего, пересмотрел дело и вынес новое решение в пользу пенсионного органа и против заявительницы. Выводы городского суда полностью соответствовали мотивам, изложенным в письме председателя областного суда. Соответственно, имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в части требования о независимости суда».

д) Право на невмешательство властей

Довольно часто официальные власти, преследуя свои интересы и пользуясь более значительными, нежели у иных участников спора, возможностями, осуществляют вмешательство в гражданские споры, нарушая тем самым право лиц, в дела которых они вмешиваются. Одним из таких примеров можно привести вмешательство Генерального прокурора Молдовы в один из споров. В Постановлении ЕСПЧ по делу «Nistas GmbH против Молдовы» от 12.12.2006 года Суд указал: «…истец и ответчик по многим моментам были поставлены в неравное положение по возможностям осуществления своих прав. В частности, вмешательство Генерального прокурора на стороне ответчика путем обжалования вступивших в законную силу решений судов подтверждает преобладание возможностей ответчика».

3) Право на мотивированное судебное решение

Данное право, безусловно, является значимым, так как из него вытекает сама возможность мотивированно обжаловать выводы и заключения национального суда, вынесшего спорное решение. Между тем, ни для кого не является секретом, что недостаточно мотивированные акты судов общей юрисдикции в РФ занимают достаточно серьёзный удельный вес.

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Кузнецов и другие против Российской Федерации» от 11.01.2007 года (жалоба № 184/02) Суд отметил: «. в соответствии с установленным прецедентным правом, которое отражает принцип надлежащего отправления правосудия, в решении судов и органов правосудия должны быть надлежащим образом указаны основания, по которым они были вынесены. И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности утверждений сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий, изложив мотивировку этих решений. Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции –– возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия. ».

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Хаджианастасиу против Греции» от 16.12.1992 года (жалоба N 12945/87) Суд указал: «В данном деле, судебное решение, которое было оглашено председателем военного апелляционного суда, не содержало никакого упоминания о вопросах, отраженных в протоколе слушаний, и не было целиком основано на тех же доводах и мотивах, что и решение постоянного суда Военно-воздушных сил. Поскольку заявитель получил протокол слушаний только после того, как он направил кассационную жалобу по вопросам нарушения процессуального права, у него не было соответствующей информации, чтобы конкретизировать свою жалобу. В соответствии с этим суд пришел к выводу, что право на защиту было подвергнуто таким ограничениям, что заявителю не было обеспечено справедливого судебного разбирательства. Вследствие этого, нарушение п. 3 ст. 6 Конвенции, взятой в совокупности п. 1 ст. 6 Конвенции, имело место».

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Пронина против Украины» от 18.07.2006 года (жалоба № 63566/00) Суд пришёл к выводу: «Статья 6 § 1 Конвенции обязывает суды мотивировать свои решения, но не может быть понята как требующие подробного ответа на каждый аргумент. Степень, в которой эта обязанность мотивировать применяет может варьироваться в зависимости от характера решения. Национальные суды не предприняли попытки проанализировать выраженную точку зрения заявителя. Национальные суды, игнорируя точку зрения заявителя в целом, хотя она была конкретной, актуальной и важной, не выполнили своих обязательств по статье 6 § 1 Конвенции. ».

Следовательно, у суда есть обязанность дать оценку всем аргументам стороны, которые являются чёткими и важными относительно рассматриваемого дела.

Читайте так же:  Банкротство физических лиц ейск


Источник: http://zakon.ru/comment/295306

Адвокат в ЕСПЧ

Вы здесь

Нарушение статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции

Нарушение статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции — практика защиты права на свободу и личную неприкосновенность в ЕСПЧ ( Европейском суде по правам человека )

Статья 5 Европейской Конвенции

Право на свободу и личную неприкосновенность

I

Законность содержания под стражей

Статья 5 § 1 Конвенции гласит: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом. »

Право на свободу и личную неприкосновенность имеет первостепенное значение в демократическом обществе. Основная цель статьи 5 Конвенции заключается в предотвращении произвольного или необоснованного лишения свободы. Для того чтобы установить, было ли лицо «лишено своей свободы» в значении статьи 5 Конвенции, учитывается ряд критериев, таких как вид, срок, последствия и порядок применения рассматриваемой меры. Государство обязано не только воздерживаться от активного нарушения права на свободу, но и принимать соответствующие меры для обеспечения защиты от незаконного вмешательства в это право. Для того чтобы задержание удовлетворяло требованиям законности, оно должно производиться в установленном законом порядке, который, в свою очередь, должен соответствовать Конвенции.

Законные случаи задержания перечислены в статье 5 § 1 Конвенции:

( a

) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

( b

) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

( d

) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

( e

) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

( f

) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

II

Гарантии, предоставляемые лицам, лишенным свободы

Информация о причинах ареста

Статья 5 § 2: «Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение».

Если лицо был проинформировано о причинах его ареста или заключения под стражу, оно может обратиться в суд, чтобы оспорить законность его содержания под стражей. Власти обязаны предоставить конкретную информацию о задержании лицу или его представителю. Если ордер на арест, в случае наличия, оформлен на языке, который непонятен арестованному, власти должны предоставить переводчика и позаботиться о том, чтобы перевод был осуществлен с точностью и тщательностью.

Видео (кликните для воспроизведения).

Право быть доставленным к судье незамедлительно

Статья 5 § 3: «Каждый арестованный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом (с) пункта 1 настоящей Статьи незамедлительно доставляется к судье или иному должностному лицу, уполномоченному в соответствии с законом осуществлять судебную власть».

Судебный контроль при первом доставлении арестованного лица должен быть незамедлительным прежде всего для того, чтобы установить какие-либо факты жестокого обращения и минимизировать любое неоправданное нарушение свободы личности. Если причины для содержания под стражей отсутствуют, «должностное лицо» должно иметь полномочие по вынесению распоряжения об освобождении лица.

Право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда

Статья 5 § 3: «Каждый арестованный или заключенный под стражу в соответствии . имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

Период задержания длится с момента заключения обвиняемого под стражу и заканчивается вынесением приговора, даже если он выносится лишь судом первой инстанции. Ответственность за то, чтобы в конкретном случае длительность предварительного заключения обвиняемого не превысила разумный срок, возлагается на национальные судебные органы. С этой целью они должны, уделяя должное внимание принципу презумпции невиновности, изучить все факты «в пользу» и «против» содержания под стражей.

Право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу

Статья 5 § 4: «Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и освобождение, если его заключение под стражу признано незаконным».

Этот пункт предусматривает право задержанных лиц активно требовать проверки судом правомерности их задержания. Задержанный имеет право обратиться в «суд», обладающий юрисдикцией «незамедлительно» рассматривать вопрос, стало ли лишение его свободы «незаконным» в силу новых факторов, которые возникли после принятия первоначального решения о лишении его свободы.

Право на компенсацию за незаконное заключение под стражу

Статья 5 § 5: «Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей Статьи, имеет обеспеченное исковой силой право на компенсацию».

Право на компенсацию предполагает, что внутригосударственным органом или Европейским судом было установлено нарушение одного из других пунктов статьи 5 Конвенции. Право на компенсацию в первую очередь предусматривает финансовую компенсацию. При этом выплата ничтожной или не соответствующей серьезности нарушения компенсации противоречит требованиям пункта 5 статьи 5 Конвенции.

Источник: http://prof-sommer.ru/tegi/narushenie-stati-5-pravo-na-svobodu-i-lichnuyu-neprikosnovennost-evropeyskoy-konvencii?page=1

Читайте так же:  Частичная уплата алиментов

Адвокат в ЕСПЧ

Вы здесь

Решения ЕСПЧ Россия

Решения Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ) по России:

Постановление Европейского суда по делу «Рубцов и Балаян против России» (жалобы № 33707/14 и 3762/15) от 10 апреля 2018 года

Европейский суд посчитал, что отсутствие аргументированного пояснения о причинах неприменения национальными судами ч.1.1 статьи 108 УПК РФ (запрет заключения под стражу за некоторые преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности) является нарушением статьи 5 § 3 Конвенции (право на освобождение до суда). Европейский суд присудил каждому из заявителей 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба.

Постановление Европейского суда по делу «Матвеев против России» (жалоба № 44135/08) от 3 апреля 2018 года

ЕСПЧ признал нарушением признание заявителя виновным в организации незаконного пикета, тогда как заявитель проводил одиночную голодовку и предварительно уведомлял об этом власти. ЕСПЧ присудил заявителю 10 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 15 евро в качестве компенсации материального ущерба (выплата штрафа).

Постановление Европейского суда по делу «Дудин против России» (жалоба № 9673/09) от 3 апреля 2018 года

Европейский суд посчитал, что содержание заявителя под стражей в течение 11 часов без вынесения соотвутствующего судебного постановления, представляет собой нарушение статьи 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную прикосновенность).

Постановление Европейского суда по делу «Игранов и другие против России» (жалобы № 42399/13, 24051/14 и др.) от 20 марта 2018 года

Отказ в предоставлении возможности заключенным присутствовать на судебном разбирательстве по гражданскому делу является нарушением статьи 6 § 1 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство). Европейский суд присудил заявителям компенсацию в размере 1 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.

Постановление Европейского суда по делу «Ткаченко против России» (жалоба № 28046/05) от 20 марта 2018 года

Европейский суд посчитал, что выселение заявителей из приватизированного ранее дома не основывалось на законе и было произведено без соблюдения законных процедур. Европейский суд присудил заявителям 5 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также 5 000 евро каждому из заявителей для возмещения морального ущерба.

Европейский суд вынес постановление по делу «Коханова и другие против России» (жалобы № 67520/10 и др.) от 22 февраля 2018 года

ЕСПЧ посчитал бесчеловечными условия содержания в различных исправительных колониях России. ЕСПЧ присудил заявителям компенсацию от 5 000 до 18 300 евро в зависимости от срока, проведенного в заключении.

Постановление Европейского суда по делу «Х. Против России» (жалоба № 3150/15) от 20 февраля 2018 года

ЕСПЧ посчитал нарушением статьи 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) содержание заявителя против его воли в психиатрической больнице в отсутствие доказательств наличия опасности для себя и других. ЕСПЧ присудил заявителю 7 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.

Постановление Европейского суда по делу «Буткевич против России» (жалоба № 5865/07) от 13 февраля 2018 года

ЕСПЧ признал, что незаконный арест журналиста, фотографирующего демонстрацию, а затем назначение ему административного наказания лишь на основании протоколов о задержании является нарушением статей 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (свобода выражения мнения). ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального ущерба в размере 7 000 евро, а также 2 000 евро за судебные расходы.

Постановление Европейского суда по делу «Андрей Смирнов против России» (жалоба №43149/10) от 13 февраля 2018 года

Суд пришел к выводу, что отсутствие достаточных и объективных оснований для содержания под стражей до суда, а также ограничения на свидания с близкими, представляют собой нарушение статьи 5 § 3 (право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда), а также статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 7 500 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 1 000 евро за судебные расходы.

Постановление Европейского суда по делу «Иващенко против России» (жалоба № 61064/10) от 13 февраля 2018 года

Европейский суд посчитал, что российские таможенные органы нарушили статью 8 Конвенции (право на уважение частной жизни), поскольку без наличия каких-либо обоснованных подозрений в совершении преступления они скопировали электронные данные у журналиста, возвращавшегося из Абхазии. ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 3 000 евро за моральный ущерб, а также 1 700 евро за судебные расходы.

Источник: http://prof-sommer.ru/resheniya-espch-russia?page=2

ЕСПЧ признал нарушением увольнение железнодорожника за участие в забастовке

20 ноября ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Огневенко против России» по жалобе заявителя на нарушение Конвенции из-за незаконного увольнения за участие в забастовке.

Алексей Огневенко работал машинистом локомотива ОАО «РЖД» в Подмосковье и входил в профсоюз железнодорожников «Роспрофжел». В апреле 2008 г. профсоюз вел безуспешные переговоры с «РЖД» по повышению зарплаты и премии за выслугу лет. В этой связи профсоюз решил организовать забастовку, во время которой железнодорожники выполняли лишь минимальный перечень необходимых работ. ОАО «РЖД» не обращалось в суд для признания забастовки незаконной.

В конце апреля комитет профсоюза принял решение, согласно которому железнодорожники двух подмосковных районов участвовали в акции с 4 часов утра 28 апреля 2008 г. Алексей Огневенко также принял участие в забастовке, выйдя на работу, но отказавшись выполнять свои трудовые обязанности. Проведенная акция вызвала задержки в отправлении поездов на участке, где он работал.

Через два с половиной месяца Алексея Огневенко уволили за совершение двух дисциплинарных проступков. Первый не имел отношения к его профсоюзной деятельности и случился за год до увольнения (заявителю был объявлен выговор за остановку поезда за 50 м от платформы). Второй проступок заключался в отказе выполнять свои трудовые обязанности во время апрельской забастовки.

Заявитель обратился с иском в суд, в котором указывал на незаконность увольнения за участие в забастовке, организованной профсоюзом.

В августе 2008 г. дело рассматривалось в Мещанском районном суде г. Москвы. В своем решении суд указал на законность увольнения истца за повторное неисполнение им своих трудовых обязанностей. В обоснование своего вывода суд ссылался на ст. 17 и ч. 2 ст. 26 Закона о железнодорожном транспорте. Согласно указанным нормам железнодорожники определенных профессий, чья деятельность связана с движением поездов, маневровой работой, а также с обслуживанием пассажиров, грузоотправителей (отправителей) и грузополучателей (получателей) на железнодорожном транспорте общего пользования, не могут участвовать в забастовках.

Поскольку Алексей Огневенко работал машинистом, он подпадал под эту категорию и ему запрещалось участвовать в забастовке. Кроме того, суд ссылался на данные Московской межрегиональной транспортной прокуратуры, согласно которым забастовка повлекла сбои в прибытии и отправлении поездов, массовые нарушения прав и законных интересов граждан из-за их опоздания на работу или учебу, в учреждения здравоохранения для оказания им медпомощи, авиарейсы и поезда дальнего следования. Также было отмечено, что забастовка способствовала скоплению людей на железнодорожных платформах, что непосредственно угрожало их безопасности.

В январе следующего года Мосгорсуд отказался рассматривать кассационную жалобу заявителя, оставив без изменения решение суда первой инстанции.

Читайте так же:  Долг по алиментам по смерти ребенка

В своей жалобе в ЕСПЧ Алексей Огневенко указал, что его незаконное увольнение нарушило ст. 11 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. Он просил присудить ему компенсацию материального вреда в размере 2 тыс. евро, морального вреда в размере 6 тыс. евро и 2,5 тыс. евро судебных расходов. В Европейском Суде его интересы представляла АНО «Центр социально-трудовых прав».

В возражениях на жалобу Правительство РФ отметило, что право на собрания и объединения не является абсолютным и может ограничиваться в предусмотренных законом случаях, в том числе путем соответствующих норм международного публичного права. Также государство-ответчик указало, что право на забастовку признается Конституцией РФ и ТК РФ, однако может быть ограничено законодателем для обеспечения баланса частных и публичных интересов.

Как пояснила российская сторона, некоторым категориям работников, занятых в сфере жизнеобеспечения населения, запрещено участвовать в забастовках. При этом Правительство РФ ссылалось на нормы железнодорожного законодательства, запрещающие отдельным работникам данной сферы участвовать в забастовках. Также было отмечено, что работники в сфере транспорта подвергаются более высоким профессиональным требованиям, потому что их дисциплинарные нарушения ставят под угрозу жизнь и здоровье людей, безопасность движения поездов и маневровых работ, а также сохранность грузов, багажа и иного имущества.


Кроме того, российское Правительство указало, что заявитель участвовал в акции, которую нельзя признать забастовкой в соответствии с трудовым законодательством. Поскольку профсоюз не представлял интересы всех московских железнодорожников, он не имел права выносить решения от их имени, поэтому проведенное им апрельское мероприятие не является забастовкой. В этой связи отказ работника выйти на работу в определенный день нельзя расценить в качестве его участия в забастовке. Поэтому российская сторона посчитала, что суд вынес справедливое и обоснованное решение в отношении Алексея Огневенко.

Изучив материалы дела, ЕСПЧ отметил, что право участвовать в профсоюзах является одной из форм свободы объединений. Европейская конвенция защищает участие в профсоюзах, а право на забастовку защищается ст. 11 Конвенции, так как последняя является одним из средств по проведению коллективных переговоров по защите интересов работников. В некоторых случаях право на забастовку может быть ограничено. Однако указанные ограничения должны быть не только обоснованными и законными, но и не должны нарушать саму суть свободы на объединение.

Как указал Европейский Суд, железнодорожный транспорт не является сферой жизнеобеспечения страны, поэтому ограничение права устраивать забастовки является непропорциональным вмешательством со стороны государства в указанное право. Также Суд указал на отсутствие в российском законодательстве каких-либо гарантий неучастия железнодорожников в забастовках, как требует того Международная организация труда. В этой связи Суд сослался на рекомендации МОТ, согласно которым государства вправе требовать во время забастовки предоставления ее участниками минимальных услуг, а не запрещать забастовки.

Также ЕСПЧ отметил, что государство-ответчик не доказало факт причинения ущерба вследствие задержки отправлений поездов и сама забастовка не была признана незаконной в судебном порядке.

Таким образом, Суд пришел к выводу о том, что была нарушена ст. 11 Конвенции, и присудил заявителю 2 тыс. евро в качестве компенсации материального вреда, 6 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 2,5 тыс. евро – компенсации судебных расходов.

Решение ЕСПЧ по делу содержит особое мнение судьи от России Дмитрия Дедова, который не согласился мнением большинства своих коллег. Так, он указал, что запрет участвовать в забастовках касается лишь некоторых категорий работников, а не профсоюза в целом. По мнению Дмитрия Дедова, Европейский Суд ошибочно счел нарушенными права заявителя в силу его невозможности участвовать в забастовке. Такая позиция является максималистской в силу того, что свобода собраний не распространяется на каждую коллективную акцию. Вывод ЕСПЧ о непропорциональном вмешательстве в права заявителя методологически ошибочен, поскольку он не подкреплен доводами о критериях пропорциональности такого вмешательства, а лишь увязан с тяжестью наказания. При этом увольнение работника не является тяжким наказанием за нарушение железнодорожных правил в свете отдельных уголовно-правовых норм.

Также Дмитрий Дедов указал на незаконность самой забастовки, проведенной профсоюзом, и отсутствие попыток со стороны участников такого мероприятия минимизировать негативные последствия для железнодорожной инфраструктуры и пассажиров. В спорном случае право заявителя на участие в забастовке противоречило свободе передвижения пассажиров железнодорожного транспорта. Поскольку законная цель была связана с общественной безопасностью и услугами общего пользования, на карту была поставлена защита прав и свобод других лиц, поэтому государству должна быть предоставлена широкая свобода усмотрения при решении указанных вопросов. В противном случае получится игра в «кошки-мышки», поскольку правительство будет всегда проигрывать в силу расплывчатых и непредсказуемых позиций ЕСПЧ.

Как пояснила замдиректора АНО «Центр социально-трудовых прав» Юлия Островская, указанное постановление представляет интерес с точки зрения совершенствования российского законодательства и приведения его в соответствие с международными трудовыми стандартами. По ее словам, выводы Суда в полной мере соответствуют принципам Международной организации труда о праве на забастовку.

В этой связи Европейский Суд последовательно придерживается сформулированных ранее позиций. «Так, в деле “Вениамин Тимошенко против Украины”, основанном на заявлении членов профсоюза авиакомпании “АэроСвит”, Суд также рассматривал право работников транспортных компаний на забастовку и пришел к выводу о том, что запрет забастовки представляет собой вмешательство в право заявителей на свободу объединения в соответствии со ст. 11 Конвенции», – отметила эксперт.

«Вопрос о необоснованном ограничении права на забастовку в отношении отдельной категории работников ранее уже упоминался в жалобе профсоюза локомотивных бригад железнодорожников в Комитет по свободе объединения Административного совета Международной организации труда, – рассказала Юлия Островская. – Еще в рамках более широкой жалобы на вмешательство в профсоюзную деятельность и постоянное давление, дискриминацию, воспрепятствование осуществлению профсоюзной деятельности со стороны работодателя – Министерства путей сообщения РФ». Мандат Комитета заключается в определении того, соответствует ли данное законодательство или практика принципам свободы объединения и коллективных переговоров, закрепленным в соответствующих конвенциях.

«В рекомендациях по этому делу Комитет указал, что железнодорожный транспорт не относится к жизненно важным службам в строгом значении этого термина, – сообщила эксперт. – Поэтому запрет проведения забастовок на железнодорожном транспорте противоречит Конвенции МОТ № 87». Комитет также попросил Правительство РФ внести изменения в ст. 26 Закона о железнодорожном транспорте таким образом, чтобы обеспечить право железнодорожников на забастовку и чтобы указанный закон соответствовал нормам ТК РФ об оказании минимальных услуг.

Адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская считает, что решение ЕСПЧ интересно тем, что предметом разбирательства Суда стала редко применяемая ст. 11 Конвенции. «Согласно Конвенции право на участие в забастовке является безусловным, и реализация этого права не может являться основанием для увольнения человека, – пояснила она. – Наш национальный суд посчитал иначе, приравняв участие в забастовке к прогулу».

По словам адвоката, актуальность и практическая ценность данного решения ЕСПЧ в то же время невелика, поскольку в настоящее время в России очень мало организаций, где действуют профсоюзы. «Вообще, в России отсутствует законодательное требование обязательного создания профсоюзной организации в каждом трудовом коллективе. А для работодателя такая организация не нужна. Поэтому это решение ЕСПЧ вряд ли окажет существенное влияние на правоприменительную практику России», – заключила адвокат.

Читайте так же:  Гражданский кодекс рф трудовые отношения

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/espch-priznal-narusheniem-uvolnenie-zheleznodorozhnika-za-uchastie-v-zabastovke/

Юристу удалось добиться в ЕСПЧ 17-кратного увеличения компенсации за дефекты расследования убийства

26 марта ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Аношина против России» по жалобе заявительницы на неэффективное расследование убийства ее брата в вытрезвителе милиционером.

Как российские суды оценили «стоимость жизни» убитого

В июле 2002 г. Александр Аношин был убит милиционером М. в медвытрезвителе Советского РУВД г. Нижнего Новгорода. Убийство произошло при следующих обстоятельствах: вечером нетрезвого гражданина задержал патруль и сопроводил в вытрезвитель. Проспавшись, тот стал проситься домой. В ответ М. избил его, а затем задушил на глазах у коллеги.

По факту смерти Александра Аношина было возбуждено уголовное дело, которое расследовалось четыре года шестью разными следователями. Были проведены осмотр места происшествия, допросы свидетелей, судебные медицинские экспертизы и следственный эксперимент. В ходе допросов сотрудники вытрезвителя путались в показаниях: сначала утверждали о болезненном состоянии убитого, а потом уверяли следствие, что видели его с простыней в руках, твердо намеревающегося повеситься. Заключения судмедэкспертиз опровергли их показания, свидетельствуя о насильственном характере смерти и причастности к ней сотрудников ОВД. Тем не менее следствие по делу приостанавливалось 13 раз из-за невозможности установить подозреваемого.

В марте 2006 г. М. был допрошен в качестве подозреваемого, 5 месяцев спустя уголовное дело в отношении него было передано в суд, который признал его виновным в убийстве и злоупотреблении должностными обязанностями. При вынесении приговора суд учел показания бывших сослуживцев М., которые прямо обвинили его в убийстве Аношина, а один признался, что история с самоубийством была выдумана с поощрения руководства РУВД.

В итоге суд приговорил М. к 14 годам лишения свободы. Обвинения в халатности в отношении двух других милиционеров были сняты в связи с истечением срока давности. Апелляционная инстанция оставила приговор в силе.

Впоследствии родственники погибшего (сестра и четверо его детей) обратились в суд с иском о компенсации морального вреда на сумму 15 млн руб., однако решением суда, поддержанным апелляцией, каждому из истцов было присуждено по 150 тыс. руб.

Доводы жалобы в ЕСПЧ

Не согласившись с решениями судов, Елена Аношина обратилась в ЕСПЧ. В жалобе она указала на нарушения ст. 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявительница указала на слишком медленное расследование убийства ее брата, недостаточное информирование родственников о результатах следствия и свои нравственные страдания, связанные с поиском справедливости. Причиненный ей моральный вред женщина оценила в 40 тыс. евро.

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ признало факт нарушения права брата заявительницы на жизнь. Представитель правительства подчеркнул, что преступник был приговорен к уголовному наказанию и выплате компенсации морального вреда потерпевшим. Все это, по версии государства-ответчика, свидетельствовало об исчерпании инцидента, утрате заявительницей статуса жертвы и надлежащем выполнении государством своих обязанностей. Кроме того, правительство отметило чрезмерность заявленной суммы морального вреда.

Заявительница в свою очередь утверждала, что двое из троих преступников избежали уголовной ответственности в связи с затягиванием расследования до истечения сроков давности преступления. При этом, полагала она, российские суды выплатили ей компенсацию только за смерть брата, а не за ее нравственные страдания.

ЕСПЧ увеличил компенсацию до 36,6 тыс. евро из-за дефектов следствия

Изучив материалы дела, Европейский Суд выразил удовлетворение приговором в отношении преступника, получившего почти максимальный срок лишения свободы. ЕСПЧ пояснил, что, несмотря на то что двоим фигурантам дела удалось избежать ответственности, их роль в совершении преступления не была ведущей.

При этом Суд выявил, что компенсация морального вреда, присужденная национальными судами заявительнице, не учитывала несомненные дефекты расследования дела, которое не только приостанавалось 13 раз, но и претерпело смену нескольких следователей. Несмотря на совокупность факторов (преступление произошло в закрытом помещении правоохранительного органа, круг подозреваемых был ограничен, результаты судмедэкспертизы опровергли показания милиционеров), главного преступника допросили в качестве подозреваемого лишь в марте 2006 г., хотя следствие могло выявить виновных на основе данных журнала учета дежурств.

Кроме того, Суд подчеркнул, что вопреки признаниям двух соучастников преступления о ложных показаниях, данных с поощрения руководства РУВД, никто не понес уголовной ответственности.

Исходя из этого, ЕСПЧ признал нарушение ст. 2 Конвенции в связи с неэффективным расследованием убийства брата заявительницы и присудил ей компенсацию морального вреда в размере 36,6 тыс. евро. При этом доводы о нарушении ст. 3 Конвенции из-за отсутствия в деле особых обстоятельств, свидетельствующих о нравственных страданиях заявительницы в связи с нарушением указанной статьи, были отклонены.

Комментарий представителя заявительницы

Юрист Нижегородского отделения МРОО «Комитет против пыток» Ольга Садовская, представлявшая интересы заявительницы в Европейском Суде, согласилась с его выводами и размером присужденной компенсации. «Размер назначенной компенсации соответствует стандартно назначаемым в таких делах суммам, – пояснила она. – Обычно за нарушение ст. 2 Конвенции стандартной является компенсация в 40 тыс. евро, но в данном деле она была уменьшена на суммы, уже полученные заявительницей в результате разбирательства в национальных судах, которые были слишком малы, чтобы говорить о полном восстановлении права сестры убитого».

По мнению Ольги Садовской, суммы назначаемых российскими судами жертвам преступлений (это относится не только к пыткам) компенсаций «настолько мизерны, что сами по себе являются не просто недостаточными, а оскорбительными».

Юрист полагает, что постановление ЕСПЧ позитивно повлияет на отечественную правоприменительную практику как минимум в двух аспектах. «Во-первых, сейчас обсуждается вопрос о возврате вытрезвителей и их возможной подведомственности. Хотя данное дело вроде бы изначально и не говорит в их пользу (человек был убит именно в вытрезвителе), но мы видим, что его убил сотрудник милиции, а не медработник. Наша позиция заключается в том, что люди в состоянии алкогольного или наркотического опьянения нуждаются в медицинской помощи, организованной медперсоналом», – отметила Ольга Садовская.

Во-вторых, добавила она, ЕСПЧ подчеркнул несостоятельность компенсаций, выплачиваемых по решению российских судов. «Таких прецедентов немного, так как обычно заявители в ЕСПЧ на национальном уровне никаких компенсаций не получают. В этом же деле нам удалось добиться решений по искам о возмещении морального вреда в национальных судах, а затем и постановления ЕСПЧ, который наглядно показал справедливый размер компенсации за смерть человека на территории стран Совета Европы (в России она составляет 9% от справедливой суммы)», – резюмировала юрист.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/yuristu-udalos-dobitsya-v-espch-17-kratnogo-uvelicheniya-kompensatsii-za-defekty-rassledovaniya-ubiystva/

Решение еспч незаконное увольнение причинение вреда здоровью
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here